Николай Остарков: «Золотые парашюты» нужно сократить в 10-20 раз»

На съезде Общероссийского народного фронта Президент Путин предложил урезать выплаты  увольняющимся управленцам. Эти многомиллионные суммы вызывают у прочих россиян массу вопросов. Вице-президент общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Николай Остарков объяснил в интервью радиостанции «Голос России», почему нельзя совсем запретить «золотые парашюты»:

«Золотой парашют» – это компенсация при увольнении топ-менеджеров. Американский термин. Так он прижился сейчас. Дело в том, что в строгом смысле «золотой парашют» — это просто та компенсация, которая выплачивается. При этом бонусы, которые были положены в конце года,  социальные выплаты или выплаты по акциям – это само собой разумеющееся. Поэтому строго говоря, «золотой парашют» — это то, что выплачивается как компенсация вследствие того, что топ-менеджер увольняется.

— Как давно появилась такая практика?

— У нас это совсем недавно. В Америке это используется с семидесятых годов. Если говорить о размере, то это начиная от полугодовой зарплаты топ-менеджера — и там дальше уже не ограничено. То есть может быть очень большая.

— Президент Путин предлагает ограничить количество выплат по «золотому парашюту». Вот как вы думаете, стоит ли это делать и до каких пределов ограничивать?

— Я думаю, что вполне разумная мера. Следует начать здесь сразу же с госкомпаний, пусть они покажут пример. Там это легче сделать. Дело в том, что в частном бизнесе «золотой парашют» — это условие увольнения, которое оформляется в начале отношений между работодателем и топ-менеджером. То есть, грубо говоря, это условия, которые в самом начале определены для того, чтобы лояльно вел себя топ-менеджер, чтобы он знал о том, что если он увольняется, то он должен соблюдать эти определенные этические правила, нормы и так далее.

И поэтому отменить их, например, в тех контрактах, которые были заключены, то есть задним числом, было бы не совсем справедливо. Но на будущее вполне разумная мера. И я говорил о том, что хорошо бы начать с госкомпаний, потому что там зарплаты — ну просто превышают всякие разумные пределы. А они диктуют условия на всем рынке.

— Но все-таки до каких пределов вот вы бы ограничили эти выплаты?

— Понимаете, тут дело в том, что выплаты топ-менеджерам, допустим, первого уровня, первых лиц — ну вот недавно по Ростелекому была, двести миллионов рублей, да, увольнение… Я думаю, что ограничивать нужно не в абсолютном пределе, но ограничить, например, годовой зарплатой. Вполне нормально было бы. Соответственно те, у кого выше зарплата, у них выше будет бонус. То есть разумно от полугода до года, вот  в этом пределе. Если  речь идет о супер-супер топ-менеджерах, которые получают десять миллионов в год, да — у нас есть такие в госкомпаниях — то это выплата от пяти до десяти миллионов, не более.

— Где-нибудь в мире уже вводились такие ограничения?

— Да, сейчас активно это обсуждается. Во многих странах этот процесс идет. Я знаю о том, что референдум был в Швейцарии совсем недавно, в марте, о том, чтобы ограничить. Но там речь шла не только о «золотых парашютах», там и бонусы, и сами зарплаты, и годовые какие-то бонусы, и «золотые парашюты». И референдум прошел за то, чтобы ограничить эти выплаты топ-менеджерам.

— Не может ли так случиться, что сейчас это вызовет какие-то социальные волнения, недовольство тех людей, которые получают копейки?

— Ну, почему же недовольство, если их будут сокращать, да? То есть сигнал-то и вектор правильный. Но здесь надо разъяснять и объяснять, откуда берется, зачем он нужен. Вот представим себе компанию, которая нацелена на обслуживание клиентов. Топ-менеджер очень высокого уровня, на которого замкнута клиентская база, уходя из компании, может просто разрушить эту компанию. Уходя, он забирает всех клиентов с собой, этой компании просто нет, и она начинает все с нуля.

Поэтому такие высокие выплаты. Другой вариант, что топ-менеджер часто является носителем конфиденциальной информации. Он знает какие-то секреты, он знает ноу-хау. Его уход, если он будет что-то вовне выдавать, какую-то информацию, может негативно сказаться на деятельности компании, которую он оставил, да, и у нее могут упасть резко акции на фондовом рынке, потому что могут связать, что какие-то там проблемы есть в компании и так далее.

 Поэтому сама по себе мера очень оправдана. То есть, она того стоит. Вот этот «золотой парашют» — это не просто так возникло. Уход такого уровня менеджеров, должен соответствующим образом компенсироваться. Иногда это бывают условия, которые оговариваются, чтобы менеджер, когда он уходит из компании, не занимался той же самой деятельностью в той же самой отрасли. Понятно, что его ограничивают в правах и возможностях для того, чтобы он дальше занимался трудовой деятельностью. Он, например, переходит совсем в другую отрасль. Тогда ему требуется и переподготовка, требуется какое-то время для того, чтобы найти работу. С этих позиций это тоже оправдано».

Источник: http://rus.ruvr.ru/2013_03_29/exvideo-Nikolaj-Ostarkov-Zolotie-parashjuti-nuzhno-sokratit-v-10-20-raz/