В тени российской экономики прячется 40 процентов ВВП

Сопредседатель «Деловой России» Александр Галушка прокомментировал недавно обнародованные вице-премьером Ольгой Голодец цифры занятых в «сером» секторе российской экономики.

Действительно, около 15-20 миллионов трудоспособных граждан не платят никаких социальных отчислений. Но к этому стоит добавить, что по оценке Всемирного банка, объем теневого сектора в российской экономике составляет более 40 процентов ВВП. Естественно эти цифры взаимосвязаны. И в результате мы имеем глобальную системную проблему, как экономическую, так и социальную. И порождена она серьезным глубоким кризисом нашей пенсионной системы. Решение отказаться от единого социального налога, принятое в 2010 году было неверным. Потому что социальные взносы, пришедшие на смену ЕСН, предполагают для формирования Пенсионного фонда фискальную нагрузку только на заработную плату. А в ситуации, когда у нас десятки миллионов людей находятся в серой зоне и 40 процентов ВВП в тени, первоочередной задачей является детенизация экономики и легализация труда и только после этого можно ставить вопрос об индивидуализации пенсионной системы и переходу к  страховым принципам.

В результате этой крайне несвоевременной реформы, проведенной в 2010 году, мы имеем парадоксальную ситуацию у нас очень высокие страховые взносы, относительно хорошая демографическая структура – мало пенсионеров, много трудоспособных. И при этом огромный дефицит Пенсионного фонда, который и дальше будет нарастать. Ставка и в 40 процентов, и в 50 процентов не решит этой проблемы. Никто не будет платить такие высокие взносы, но даже их  оказывается недостаточно, чтобы закрыть «дыру» в Пенсионном фонде. Как только мы вернемся от взноса к налогу — мы сможем платить пенсии не за счет фискальной нагрузки на заработную плату, а за счет иных источников. И в этом суть дела, корень проблемы. А ситуация с индивидуальными предпринимателями — это лишь вершина айсберга, который обнажает эту проблему.