Госдума поправит статью УПК о разглашении данных предварительного следствия

СОЦОРПредседатель Башкортостанского отделения «Деловой России», депутат Государственной Думы ФС РФ Рафаэль Марданшин возглавил рабочую группу для подготовки поправок, уточняющих порядок наказания за разглашение данных предварительного расследования. Такое решение было принято после того, как комитет по уголовному законодательству в понедельник рекомендовал отклонить поправки в статью 161 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), внесенные эсерами Александром Агеевым и Валерием Гартунгом. Они, ссылаясь на участившиеся попытки следователей брать подписки о неразглашении с адвокатов, предложили, чтобы следователь четко разъяснял защите, что является тайной, которую нельзя разглашать. Но в комитете посчитали, что предложенный депутатами вариант не согласуется с общим подходом об охране тайны следствия.

«Законопроект [Агеева и Гартунга] не вполне удачный, но он все равно лучше, чем нынешняя 161-я статья. Сейчас данные предварительного расследования не подлежат разглашению никем. Следователь может сказать, что и потерпевший не вправе это сделать», – говорит член комитета Юрий Синельщиков (КПРФ). «Доходит до маразма: был случай, когда следователь проводил проверку в отношении прокурора, который якобы разгласил данные следствия. Тема больная, и адвокаты о ней говорят чуть ли не каждый день», – поясняет коммунист. В таком виде законопроект принимать нельзя, но очевидно, что с этой статьей надо что-то делать, добавляет председатель комитета Павел Крашенинников («Единая Россия»). Норма постоянно всплывает и мы видим сплошные нарушения, говорит единоросс.

В Конституционный суд направлено пять жалоб на 161-ю статью, среди них жалобы украинского режиссера Олега Сенцова и его адвоката Дмитрия Динзе, рассказал представитель заявителей Рамиль Ахметгалиев. Тайна может касаться экспертов и иных незаинтересованных участников процесса. «Почему Следственный комитет может публиковать какие-то факты, а сторона защиты – нет? В XXI веке участие сторон в публичном пространстве – составная часть судебного процесса», – считает адвокат. Поправить ситуацию можно, только убрав ответственность для адвокатов и оставив ее для свидетелей и экспертов, говорит он. В идеальном обществе эта статья должна помогать соблюдению тайны следствия и изучению всех обстоятельств дела, чтобы следователь мог подготовить честный и справедливый вывод, объясняет юрист Heads Никита Куликов. На практике следователи и дознаватели нередко требуют подписку о неразглашении со всех лиц, задействованных в деле, в том числе и с адвокатов, что, несомненно, ограничивает их возможности для защиты клиентов. «Ст. 161 нужно модернизировать и реформировать, но при подготовке предложений нужно учесть как право подозреваемых на получение гарантированной защиты интересов, так и возможность проведения честного и беспристрастного следствия без постороннего давления», – заключает Куликов.

Источник:http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/09/15/608679-gosduma-popravit-statyu-o-razglashenii-dannih-predvaritelnogo-sledstviya?from=newsletter-editor-choice&utm_source=newsletter&utm_medium=content&utm_campaign=editor-choice&utm_term=news25