Минэкономразвития предлагает сократить проверки бизнеса

«Ведомости» ознакомились с копией доработанного законопроекта о госконтроле (представитель Минэкономразвития подтвердил его подлинность). Он был направлен в правительство. Сейчас проект рассматривают отраслевые департаменты, подтвердил представитель аппарата правительства.

Законопроект разработан для проведения реформы контроля и «регуляторной гильотины»: он должен регламентировать работу контрольных органов.

Цель проекта — устранить дорогие и неоправданные проверки и повысить их прозрачность, пишут авторы законопроекта в пояснительной записке. Пока регулирование устроено неправильно: контролер сам формулирует характеристики, а потом сам же их и проверяет, признавал руководитель аппарата правительства Константин Чуйченко (его слова приводит «Интерфакс»).

Ограниченные проверки

Минэкономразвития предлагает проводить проверки, только если не работают профилактические меры. Провести внеплановую проверку одной компании по одному поводу можно будет не больше двух раз. А число проверок будет зависеть от группы риска, в которой находится компания. Всего Минэкономразвития предлагает шесть групп — от чрезвычайно высокого риска до низкого. Для компаний из первой группы число проверок будет ограничено двумя в год, из последней — не более одной проверки в 4-6 лет.

Не ясно, как будут устанавливаться критерии для определения риска, обращают внимание эксперты «Деловой России». Контролеры смогут сами устанавливать индикаторы риска и основания для проведения проверок, поддерживает президент ТПП Сергей Катырин (его комментарии передал представитель), перечень индикаторов должно установить правительство.

Критерии устанавливаются не самим контрольно-надзорным органом, а нормативным актом, объясняет замминистра экономического развития Савва Шипов (свои комментарии он передал через представителя), таким образом, для значительной части госконтроля критерии установит правительство. Чтобы изменить категорию риска, к которой относится компания, нужно самое сложное — изменить параметры самой компании, отмечает Шипов, процедура перевода подробно не описана, но сама компания может подать заявление о смене категории риска в контрольный орган.

Главное — чтобы риск-ориентированный подход заработал, предупреждает вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин, например, в семеноводстве компании не смогли аргументировать существование реальных угроз, риск-ориентированный подход так и не был внедрен и бизнес продолжают проверять.

И новые виды контроля

Несмотря на сокращение проверок, Минэкономразвития предлагает ввести новые виды профилактического контроля: контрольную закупку (право проводить их уже получил Роспотребнадзор, также Федеральная налоговая служба может совершать их в виртуальных казино и лотереях), выездное обследование и даже рейд.

Такие проверки могут проводиться без уведомления, что противоречит открытости, которую обещает Минэкономразвития, предупреждают эксперты «Деловой России». А некоторые виды такого контроля могут дублировать друг друга, обращает внимание Катырин, например, и при выборочном контроле, и при мониторинговой закупке можно изъять продукцию для проверки.

В отличие от внеплановых проверок такие мероприятия не нужно согласовывать с прокуратурой, обращает внимание вице-президент РСПП Александр Варварин, но такое согласование оправданно — часто прокуратура не согласовывает необоснованные проверки. При этом инспекционный визит от проверки практически не отличается и, если он начнется без согласования с прокуратурой, он может перерасти в полноценную проверку, предупреждает он.

Бизнес все равно боится

Бизнес пока не верит в сокращение административной нагрузки. Сокращение проверок не гарантирует снижения штрафов. Хотя за 10 лет к 2018 г. количество плановых проверок сократилось в 4 раза до 366 000, а число внеплановых снизилось до минимальных 1,27 млн. Но штрафы контролеры выписывают все больше: в 2018 г. — более чем 980 000 компаний на 179 млрд руб., что вдвое больше, чем в 2015 г., сообщал советник уполномоченного при президенте по защите прав предпринимателей Леонид Анучин.

По опросу малого и среднего бизнеса, проведенного в марте Федеральной службой охраны, 47% респондентов заявили о росте административной нагрузки на бизнес (в 2018 г. рост такой нагрузки отметили 43%).

Кроме того, сам законопроект предлагает исключения. Так, под его действие не попадает более 20 видов контроля — в том числе валютный, таможенный, административные и уголовные дела. Это противоречит изначальной концепции проекта, предупреждают эксперты «Деловой России» и поддерживает Катырин.

К некоторым видам контроля, попавшим в исключения, у бизнеса давно есть претензии. Так, налоговики оштрафовали на 127 млн руб. предпринимателя Алексея Ермакова, который взял в 2017 г. кредит в Юнибанке, работающем в Армении (деньги он получил на счет в этом же банке). Ермаков отчитался о движении средств по зарубежному счету, но такая операция проходила без участия российского банка, что запрещено валютным законодательством.

Есть сферы, где уже сформировалось регулирование, возможно, в будущем такие виды контроля попадут под действие законопроекта, отмечает Шипов. Но некоторый контроль не затрагивает интересы бизнеса, продолжает он, например контроль силовых ведомств в воинских частях и учреждениях исправительной системы.