Повышение ключевой ставки — негативный сигнал реальному сектору экономики

Решение ЦБ повысить ключевую ставку до 7,5% преследует «психологические» цели по стабилизации национальной валюты. Действия ЦБ негативно скажутся на реальном секторе экономики, считают в «Деловой России».

В пятницу Банк России впервые с 2014 года принял решение повысить ключевую ставку – на 0,25 п.п. до 7,5%. Свое решение регулятор объяснил стремлением стабилизировать курс национальной валюты и ограничить рост инфляции.

«Повышение ставки – это негативная новость для реального сектора. На фоне внешних положительных показателей макроэкономики страны, повышение ставки выглядит как удар молотом по наковальне. Ограничивать волатильность регулятор может другими методам, зачем жесткость в данном вопросе мне не совсем понятно», — рассказал член координационного совета «Деловой России», президент компании «Технониколь» Сергей Колесников.

Он считает, что действия ЦБ ориентированы на преодоление «ущербных впечатлений» от событий декабря 2014 года. Такая мера скорее отвечает политическим, нежели экономическим задачам. «Отток капитала из страны, не выглядит таким уж серьезным фактором для повышения ставки. Ресурсы у страны есть, макроэкономика стабильна, важнейшие реформы начали воплощаться. Чего боится ЦБ – не совсем понятно», — отметил Сергей Колесников.

Не самым действенным для стабилизации курса рубля инструментом считает повышение ставки и член координационного совета бизнес-объединения Ильдар Неверов. «Я считаю, что повышение ставки будет болезненным. Для меня ставка по коммерческим кредитам уже практически неподъемна. Теперь она вырастет еще больше, и пока непонятно, сколько еще раз ЦБ будет повышать ставки. Все это только увеличивает неопределенность для бизнеса. Мне кажется, что повышение ставки — это лишь один из многих инструментов регулирования валютных курсов», — указал он.

На фоне волатильности курса национальной валюты, ЦБ принял решение дать сигнал рынку о том, что он  будет «строго» следить за курсом, и намерен применять весь доступный инструментарий по ограничению падения рубля, считает член генерального совета «Деловой России» Анна Нестерова. «В стратегическом плане меры ЦБ оправданы простой логикой. Все предложенные меры, в том числе ограничение внутренней покупки валюты, строго дозированы. Сейчас ЦБ планирует соблюдать этот ограничительный принцип до декабря 2018 года. Вкупе с повышением ставки все это выглядит как «мягкая интервенция» регулятора в курсовую политику, — отметила она.

Тем не менее, она подчеркнула, что подобная тактика негативно скажется на реальном секторе экономики и на бизнесе. «Банки будут перестраховаться, и будут поднимать кредитную ставку на больший процент, чем это сделал сам Центробанк. Кредитные ресурсы станут менее доступны. На фоне повышения НДС все это скажется на бизнесе, — опасается Анна Нестерова.