Рафаэль Марданшин дал интервью газете «Единая Россия – Башкортостан» о законопроектах, направленных на поддержку предпринимательства

До ухода на летние каникулы Госдума приняла в третьем, окончательном чтении, поправки в Гражданский кодекс РФ об определении правового статуса самозанятых (репетиторов, нянь и других). О том, что это даст людям, оказывающим подобные услуги, и какие еще законы, направленные на поддержку предпринимательства, парламентарии приняли в весеннюю сессию, мы беседуем с заместителем председателя комитета Госдумы РФ по государственному строительству и законодательству, членом Совета Башкортостанского отделения «Деловая Россия» Рафаэлем Марданшиным.

Рафаэль Мирхатимович, теперь что, действительно у самозанятых появится стимул «оформиться» по закону?
— Ранее легально оказывать названные услуги можно было, только зарегистрировав юрлицо или став индивидуальным предпринимателем. Такие хлопоты мало кто брал на себя, что, конечно, объяснимо. Принятые поправки в Гражданский кодекс позволят сделать труд миллионов жителей нашей страны законным, без необходимости сбора и подачи множества различных документов. Наша задача сейчас – сделать процедуру регистрации в качестве самозанятого как можно проще и доступнее. К примеру, как в Чехии. Там художники, ремесленники, люди других профессий приходят с документами в госорган, их сразу фотографируют, вносят в базу данных, и через двадцать минут выдают на руки свидетельство — разрешение на занятия предпринимательской деятельностью.
Но, согласитесь, чтобы такая практика стала возможной у нас, важен размер предстоящих налоговых отчислений.
— Разумеется. Мы ведем речь о ежемесячном платеже в размере от пятисот до тысячи рублей. С этой суммы будут производиться отчисления в ПФР и ФОМС. Таким образом, у самозанятого гражданина появится социальная защищенность – будет, например, идти стаж, что гарантирует получение хотя бы минимальной трудовой пенсии.
То есть доход оформленного по закону самозанятого никто считать не будет?
— Мы настаиваем именно на таком механизме, он прописан в нашем законопроекте. Причем речь идет о том, чтобы самозанятый платил только в налоговую, и она далее уже сама делала необходимые отчисления от суммы в соцфонды.
Не менее важно и то, что человек сможет спокойно подавать объявления об оказании услуг, участвовать в профессиональных мероприятиях, в общем, спокойно работать и зарабатывать, не опасаясь недоброжелателей. За незаконное занятие предпринимательской деятельностью ведь предусмотрена административная и уголовная ответственность, и страх быть наказанным, конечно, у людей присутствует. То, что необходимо исключить любую возможность признания деятельности самозанятых граждан незаконным предпринимательством, прописано в поручении Президента РФ Владимира Путина.
Когда эта система заработает?
— Согласно названному поручению — в июле 2018 года. Сейчас будут вноситься необходимые изменения в другие законодательные акты: в закон о занятости, о госрегистрации юрлиц, Налоговый кодекс и другие.
Какие законопроекты, направленные на поддержку предпринимательства, для вас стали основными по итогам весенней сессии?
— Мы внесли изменения в законодательство, которые запрещают переводить гражданско-правовые имущественные споры в уголовную плоскость. Владимир Путин еще в Послании сказал, что нужно убрать все лазейки в законодательстве, которые позволяют сводить счеты с конкурентами путем уголовного преследования, а не решением этих вопросов в рамках хозяйственных споров. Мы в этот созыв как раз этим занимались. К примеру, ввели уголовную ответственность для должностных лиц правоохранительных органов за незаконное возбуждение уголовных дел против предпринимателей, если это привело к потере бизнеса, либо причинению ущерба более чем на 1,5 миллиона рублей. Кроме того, усилили ответственность за преследование заведомо невиновного лица.
Вместе с тем не ужесточили ответственность для недобросовестных предпринимателей — мошенников, которые продолжают наживаться на доверчивости людей?
— Уголовное законодательство у нас достаточно жесткое. Другой вопрос – как оно исполняется. Вот здесь да, надо принимать меры. Потому что какие бы серьезные нормы мы ни прописывали, если в судебной системе есть возможность для лазеек, толку от ужесточения законов не будет. Понимание этого есть, сейчас предпринимаются шаги по реформирование судебной системы. К примеру, будет вноситься законопроект об организации окружных апелляционных и кассационных судов.
— На что сейчас чаще жалуются предприниматели?
— По-прежнему актуальной остается проблема недоступности кредитных средств. Процентная ставка, может, немного и снижается, но банки требуют ликвидный залог с повышенным коэффициентом, который далеко не каждый предприниматель может обеспечить. Кроме того, жалуются на неналоговые платежи, на постоянно растущую коммуналку, на ресурсников, которые все больше и больше просят за подключение газа, электричества, подведение воды, разрешительную документацию и так далее.
Мелких предпринимателей, и в особенности работающих на селе, сейчас волнует введение так называемых онлайн-касс для ИП и ООО. Почему нет понимания, что глубинка живет иначе, чем столица, в ряде населенных пунктов и Интернета-то нет…
— Согласен, что для бизнеса это большая нагрузка. Правительство сейчас приняло решение стоимость кассовых аппаратов вычитывать из налогооблагаемой базы, что смягчит финансовую нагрузку. Хотя проблема зачастую даже не в самих кассовых аппаратах, а картах памяти – накопителях, которые обходятся чуть ли не во столько же. Выпускает их одно предприятие – монополист, которой устанавливает цены. Сейчас появилось еще одно, так что стоимость этих карт памяти должна снизиться.
Какие законопроекты в поддержку малого бизнеса «на выходе», что планируете рассмотреть в осеннюю сессию?
— Разработанных мною «на выходе» два – один направлен на поддержку ремесленной деятельности, второй – социального предпринимательства. Оба законопроекта находятся на рассмотрении в правительстве РФ.

Гульнара Мавлиева

Кстати

Предпринимательская платформа «Единой России» направила запрос в ФАС с просьбой проверить обоснованность цен на накопители, используемые в новых онлайн-кассах.

Такое решение было принято после проведения мониторинга, который показал: средняя цена внедрения онлайн-касс составляет 76,5 тысячи рублей.
— Недовольство предпринимателей вызвано тем, что им предлагают целый пакет услуг. Плюс приходится оплачивать тариф за год вперед, и сумма получается значительной, особенно для мелких предпринимателей, — заявила сопредседатель платформы Марина Блудян. — Нельзя допустить того, чтобы расходы предпринимателей в виду завышенных тарифов на новую контрольно-кассовую технику легли на плечи обычных потребителей услуг.