Рафаэль Марданшин: «Необходимо от ужесточения наказаний переходить к их неотвратимости»

Депутат Государственной Думы ФС РФ, член комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, Председатель БРО ООО «Деловая Россия» Рафаэль Марданшин считает, что действующий Уголовный кодекс настолько отстал от жизни, что поправками, которые Госдума принимает как конвейер, уже не обойтись — УК нужно писать заново. Не стоит замахиваться на принятие «нового УК» до тех пор, пока в обществе не будет достигнут консенсус по поводу уголовной политики в целом, считает он. Иначе новый кодекс сразу же подвергнется изменениям и превратится в «старый».

— Уголовный кодекс РФ постоянно обновляется в него регулярно вносятся коррективы. Почему вы предлагаете разработать и принять совершенно новый УК?

— В настоящее время в нашем комитете находится на рассмотрении около 200 законопроектов и многие из них касаются внесения изменений в УК РФ. Практически на каждом пленарном заседании Госдума принимает поправки в Уголовный кодекс, и всего за месяц их принимается порядка десятка, а то и более. Бывают случаи, когда вносятся изменения в одну статью, а через месяц в нее снова вносят поправки. В результате у нас в стране каждый месяц издается практически новая редакция Уголовного кодекса, а сам документ, на мой взгляд, начинает напоминать лоскутное одеяло. Это очень неудобно абсолютно всем: как правоохранителям, судьям, студентам, изучающим этот предмет, так и простым гражданам.

Другой аспект законотворческой работы — внесение изменений в законодательство в связи с неожиданно возникшей проблемой или после каких-то резонансных событий. Иногда принятие поправок происходит так оперативно, что документ даже не успевают достаточно внимательно обсудить, сверить с нормами других законов и привести их в соответствие. В результате порой мы получаем нормы, которые в итоге не работают — появляются так называемые спящие статьи, которые «засоряют» сам кодекс и делают его более громоздким. Кроме того, бесконечные поправки нередко приводят к нарушению структуры, внутренней логики документа, дисбалансу между общественной опасностью того или иного преступления и мерами ответственности.

Постоянное внесение изменений в УК, на мой взгляд, влияет и на статистику, которой руководствуются законодатели и органы власти при принятии дальнейших решений. Верны или ошибочны эти статистические данные — вопрос открытый. Например, много говорят по поводу репрессивного отношения к бизнесу, использования против него норм УК. Но по статистике правоохранительных и судебных органов — в стране не так все плохо в сфере бизнеса, хотя многие убеждены в обратном. В представленных статистических данных за 2011 год мы видим, что в сфере предпринимательской деятельности осуждено 950 лиц, из них к реальному лишению свободы — 300 лиц и оправдано — 65.

Разобравшись, почему у нас так сильно разнятся данные, выяснили следующее: в статистике осужденные предприниматели учитываются по главе 21 уголовного кодекса «Преступления в сфере экономической деятельности», а в жизни их часто привлекают к ответственности по главе 22 «Преступления против собственности». Вот та же 159-я «Мошенничество» и 160-я «присвоение или растрата» уже в эту статистику не попадают. Хотя в 2011 году только по статье 159 «Мошенничество» было осуждено около 26 000 лиц, среди которых очень много предпринимателей, а в данную статистику они не попадают. Получается, что осуждены они вроде как по статьям не «в сфере экономической деятельности», но все равно это предприниматели, это бизнес, это экономическая сфера. Так получаются некорректные статистические данные.

— Можно ли систематизировать изменения в УК, не прибегая к кардинальному методу принятию нового кодекса?

— Думаю, что можно было бы частично решить проблему, сгруппировав имеющиеся законопроекты не по мере их поступления, а по тематике. Например, рассортировать их по главам и статьям Уголовного кодекса, в которые предлагается внести изменения. Затем, проанализировав, убрать исключающие друг друга или повторяющиеся поправки, а остальные доработать и принимать блоками — в конкретные статьи или главы УК.

Считаю, что такой метод можно рассматривать как промежуточный вариант, но в целом нужен новый Уголовный кодекс, и об этом экспертное сообщество говорит уже не первый год. Этот документ должен быть современным и отвечать духу времени.

— А современный это, значит, какой?

— В настоящее время мы принимаем новый Гражданский кодекс, так как нынешний устарел и уже не отвечает тем изменениям, которые произошли за эти годы, и требованиям, которые предъявляет жизнь. То же самое происходит и с Уголовным кодексом. Кроме того, между  «новым ГК» и действующим УК, скорее всего, будут нестыковки, и в каких-то сферах уголовный кодекс начнет «отставать» от гражданского. Чтобы не произошло такого «разрыва», считаю, что уже сейчас необходимо начинать формировать рабочую группу по подготовке новой редакции УК.

Тут важно отметить, что действующий УК был принят в 1996 году — это было временем значительных преобразований в стране, началом развития рыночных отношений (до этого мы жили при плановой экономике). За прошедшее время многое изменилось в экономике, в частности, появился большой класс предпринимателей, собственников, но УК до сих пор сохраняет негативное и репрессивное отношение к ним. Поэтому нам нужно не только существенные поправки в уголовный кодекс вносить, но и дух самого закона изменить. Даже президент Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию отмечал, что «нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют превращать хозяйственный спор в сведение счетов при помощи заказных уголовных дел», «раз и навсегда отказаться от презумпции виновности бизнеса, от обвинительного уклона в правоохранительной и судебной практике».

Много изменений произошло и в сфере информационных технологий, все это мы сейчас регулируем точечно, а цельного регулирования в этой области нет. Мы Уголовный кодекс латаем, а системного подхода к внесению изменений у нас на данный момент нет.

— Как должна происходить разработка «нового УК«, кто должен этим заниматься?

— Думаю, что для этого необходимо создать в Госдуме специальную рабочую группу или комиссию по подготовке и разработке новой редакции Уголовного кодекса, возможно, при профильном комитете. Рабочая группа должна в себя включать, в первую очередь, известных экспертов в области права, профессионалов-юристов, как теоретиков, так и практиков уголовного процесса, представителей силовых структур, администрации президента, правительства. Несомненно, должны туда войти представители общественных организаций, в том числе бизнес-объединений, а также представители гражданского общества. Важно, чтобы был соблюден баланс интересов.

Для начала необходимо разработать и утвердить концепцию нового Уголовного кодекса, подготовить сам проект нового закона и после этого выносить его уже на общественное обсуждение.

Вполне возможно, что проект «нового УК» может разрабатываться не только на площадке Госдумы, но и параллельно еще и в других структурах. Допускаю, что может даже получиться такая ситуация, что у нас появятся два или больше альтернативных проектов. В процессе обсуждения один из них можно будет взять за основу.

Если бы до конца этого года или середины следующего года получилось провести эту работу — создать рабочую группу, разработать концепцию, подготовить проект нового Уголовного кодекса – это было бы вообще замечательно.

— А это реально? По Гражданскому кодексу согласования шли очень долго…

— Я считаю, что Уголовный кодекс было бы правильно принимать не так, как принимается Гражданский кодекс, когда вносятся изменения в действующий закон. Сложилась ситуация, когда законопроект оказался больше, чем сам кодекс, а поправок к проекту оказалось еще больше. Работать над поправками было очень сложно, продолжительно по времени и очень неудобно. Были созданы четыре рабочие группы по каждому разделу кодекса, а также сводная рабочая группа. Несмотря на всю проделанную работу, мы не успели до конца 2012 года принять документ в целом.

Считаю, было бы правильно избежать такого подхода при подготовке нового Уголовного кодекса, а именно разработать проект совершенно нового кодекса, вынести его на обсуждение, дорабатывать и вносить коррективы с учетом поступивших поправок и предложений. А потом принять в целом виде новый Уголовный кодекс, который вступит в силу, допустим, с 1 января 2015 года.

— Чем же должен отличаться «новый УК» от действующего?

— Повторюсь, что у нас теперь рыночная экономика, а в Уголовном кодексе остались нормы, которые регулируют отношения, не учитывая произошедшие изменения в обществе. Нужно, в частности, пересмотреть систему наказаний за экономические преступления. Считаю, что за них нужно наказывать, в первую очередь, рублем, а не лишением свободы. Допустим, что совершил гражданин незначительное правонарушение в сфере экономики — да, это нарушение, преступление, но данный человек не представляет общественной угрозы, поэтому, в первую очередь, должен нести материальное наказание или привлечен к исправительным работам.

Думаю, что стоит активнее внедрять наказания, не связанные с лишением свободы, чтобы за незначительные преступления человека не отправлять сразу за решетку. А то получается, что был нормальный человек, вероятно, и исправился бы, но, отсидев в местах лишения свободы, он выходит уже озлобленным, набравшимся негативного опыта, потенциальным преступником, рецидивистом. Мне кажется, если оступившемуся человеку дать возможность осознать и искупить вину без заключения за решетку, результат будет лучше, это не будет приводить к рецидивам. Например, обязательные, исправительные работы, когда человек не только понесет наказание, но и частично возместит ущерб, нанесенный его преступлением. И второе – такой подход будет экономить государственный бюджет, из него не будут расходоваться средства на содержание человека в колонии или тюрьме, а наоборот, он сам приносит средства обществу.

— Всетаки либерализация или ужесточение должно проходить красной нитью в «новом УК«?

— Я считаю, все-таки либерализация. Необходимо от ужесточения наказаний переходить все-таки к их неотвратимости, а также к профилактике правонарушений. В пример могу привести пожарную инспекцию — Госпожнадзор, когда при проверках, выявив нарушения, сначала выносят предписание и дают время на их устранение. Через некоторое время приходят с проверкой вновь, и если нарушения не устранены, то назначают штраф или приостанавливают деятельность предприятия. Такой подход, на мой взгляд, правильный. В нашем УК должен присутствовать некий подобный элемент.

Также надо учитывать, что наши граждане не все имеют юридическое образование и не все могут разбираться в существующих законах, поэтому определенный элемент профилактики и обучения должен быть. Одной из форм такого обучения могли бы быть предусмотренные в Уголовном кодексе элементы предупреждения, предотвращения и профилактики преступлений. Если человек оступился, был судим и приговорен к общественным работам, а после вновь совершил преступление, то наказание для него должно быть уже существенно строже.

По материалам сайта Право.RU. Автор: Татьяна Берсенева

http://pravo.ru/review/face/view/82091/