В Госдуме РФ прошли парламентские слушания на тему «Проблемы регулирования уголовной ответственности за совершение преступлений по мошенничеству в сфере предпринимательской деятельности»

23 октября Госдума приняла в первом чтении инициированные Верховным судом РФ поправки в УК РФ, вводящие в уголовное право 6 дополнительных квалифицирующих признаков — мошенничество в сфере кредитования и при получении выплат, с платежными картами, при осуществлении инвестиционной деятельности, в сфере страхования, в сфере компьютерной информации, а также лишения права гражданина на жилое помещение.

В предверии рассмотрения законопроекта во втором чтении 7 ноября в Госдуме состоялись парламентские слушания на тему «Проблемы регулирования уголовной ответственности за совершение преступлений по мошенничеству в сфере предпринимательской деятельности».

Государство должно вставать на защиту частной собственности так же, как на защиту госимущества. Такое мнение высказал член Президиума Генсовета «Единой России», глава комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин.

«Законодательное регулирование преступлений, квалифицируемых как «мошенничество», требует предметного обсуждения. Необходимо вести разговор с адвокатским сообществом, с экспертами», — отметил депутат.

По его мнению, начало разговора о статье «мошенничество» показывает понимание в обществе значимости предпринимательской деятельности. «Предпринимательство является сегодня важной деятельностью. Это достойная сфера занятости, в основе которой лежит такая категория, как собственность», — сказал Плигин.

Необходимо формировать уважение в обществе к предпринимательской деятельности. Государство ,в случае вызовов, должно вставать на защиту частной собственности так же, как оно встает на защиту государственного имущества», — заключил депутат.

Плигин, говоря о дроблении статьи мошенничества на разные составы, заявил о необходимости понимать, на основе какие признаков будет происходить это дробление. «Данная тема требует предметного анализа», — заключил депутат.

Его, по сути, поддержал и глава профильного комитета по законодательству Павел Крашенинников. По его словам, поправки в Уголовный кодекс РФ, касающиеся дифференциации мошенничества на отдельные составы, необоснованно расширяют границы применения статьи 159 К. «Это может повлечь появление признаков преступления там, где их раньше не было, да еще и совокупности по нескольким статьям, — считает депутат. — То есть результат может оказаться прямо противоположным ожидаемому, поэтому корректировка законопроекта неизбежна». Он выразил надежду, что, в частности, ко второму чтению законопроекта положение об ответственности за мошенничество в инновационной сфере «уйдет».

Наиболее значимым представляется разграничение «классического» бытового мошенничества от мошенничества, которое возможно в сфере предпринимательской деятельности, отметил глава комитета Госдумы. Он выразил обеспокоенность тем, что зачастую правоохранители пытаются выдать за мошенничество простое неисполнения договорных обязательств. «В этой связи мы предлагаем выделить в отдельный состав мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности», — пояснил Крашенинников.

Кроме того, глава комитета настаивает на том, что возбуждать дела по мошенничеству можно только по заявлениям потерпевших, а не по усмотрению правоохранительных органов. «Понятно, что за исключением случаев, когда потерпевшей стороной являются государственные или муниципальные организации», — сказал Крашенинников. Помимо редактирования закона не менее важной является смена тенденций в правоприменительной практике, продолжил депутат. «Организаторы так называемых «заказных» уголовных дел должны с неизбежностью отвечать за свои действия. Только сочетание этих двух аспектов позволит снизить число ошибок и злоупотреблений в ходе возбуждения уголовных дел о мошенничестве, будет способствовать более четкому разграничению уголовно наказуемых деяний от гражданско-правовых отношений», — заявил Крашенинников.

В свою очередь член комитета Госдумы по законодательству Рафаэль Марданшин сообщил, что в 2011 году по статье «мошенничество» возбуждено более 25 тыс уголовных дел, в то время как «по всем остальным «экономическим» статьям» — 17 тыс уголовных дел. «Такая нехорошая статистика», — заключил он. Предприниматели высказывают опасения, что если поправки в головный кодекс будут приняты в редакции Верховного суда, это «усугубит ситуацию». Марданшин считает необходимым, в первую очередь, ввести более четкое трактование понятия «мошенничество», а во-вторых, увеличить размер ущерба в соответствии с нормами головного кодекса — от 1,5 млн рублей / крупный размер ущерба/ и от 6 млн рублей /особо крупный ущерб/.

Вопрос о корректировке норм головного кодекса, касающихся мошенничества, прорабатывается профильными ведомствами уже несколько лет. В начале апреля пленум Верховного суда одобрил законопроект, выделяющий в отдельные составы шесть видов мошенничества, в том числе в области кредитного, страхового, компьютерного мошенничества и создания финансовых пирамид.

Как пояснял судья Верховного суда РФ Николай Тимошин, перешедшая в Уголовный кодекс РФ из К РФР статья 159 /мошенничество/ «зачастую не учитывает тех или иных современных правоотношений или используется очень широко, с другой стороны, иногда не позволяет обеспечивать защиту прав граждан.